Третьи лица в исполнительном производстве

Лица, участвующие в исполнительном производстве

Третьи лица в исполнительном производстве

Лицами, участвующими в исполнительном производстве, являются:

1) взыскатель и должник (стороны исполнительного производства);

2) лица, непосредственно исполняющие требования, содержащиеся в исполнительном документе;

3) иные лица, содействующие исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе (переводчик, понятые, специалист, лицо, которому судебным приставом-исполнителем передано под охрану или на хранение арестованное имущество, и другие).

Взыскатель и должник в исполнительном производстве

Взыскателем и должником могут быть гражданин или организация, а также объединение граждан, не являющееся юридическим лицом. К указанному объединению применяются нормы ФЗ «Об исполнительном производстве», определяющие участие организаций в исполнительном производстве, если иное не предусмотрено законодательством РФ.

В случаях, предусмотренных ФЗ «Об исполнительном производстве» и иными федеральными законами, взыскателем и должником могут быть Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования.

Взыскателем является гражданин или организация, в пользу или в интересах которых выдан исполнительный документ.

Должником является гражданин или организация, обязанные по исполнительному документу совершить определенные действия (передать денежные средства и иное имущество, исполнить иные обязанности или запреты, предусмотренные исполнительным документом) или воздержаться от совершения определенных действий.

В исполнительном производстве могут участвовать несколько взыскателей или должников (соучастников). Каждый из них участвует в исполнительном производстве самостоятельно. Соучастник может поручить представлять свои интересы в исполнительном производстве другому соучастнику с его согласия.

Права сторон в исполнительном производстве

Стороны исполнительного производства вправе знакомиться с материалами исполнительного производства, делать из них выписки, снимать с них копии, представлять дополнительные материалы, заявлять ходатайства, участвовать в совершении исполнительных действий, давать устные и письменные объяснения в процессе совершения исполнительных действий, приводить свои доводы по всем вопросам, возникающим в ходе исполнительного производства, возражать против ходатайств и доводов других лиц, участвующих в исполнительном производстве, заявлять отводы, обжаловать постановления судебного пристава-исполнителя, его действия (бездействие), а также имеют иные права, предусмотренные законодательством Российской Федерации об исполнительном производстве. До окончания исполнительного производства стороны исполнительного производства вправе заключить мировое соглашение, утверждаемое в судебном порядке.

Стороны исполнительного производства несут обязанности, установленные ФЗ «Об исполнительном производстве»  и иными федеральными законами.

Несовершеннолетние в исполнительном производстве

Права и обязанности несовершеннолетнего в возрасте до четырнадцати лет осуществляет в исполнительном производстве его законный представитель.

Несовершеннолетний в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет, являющийся по исполнительному документу взыскателем или должником, осуществляет свои права и исполняет обязанности в исполнительном производстве в присутствии или с согласия в письменной форме своего законного представителя или представителя органа опеки и попечительства.

Несовершеннолетний в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет, являющийся по исполнительному документу взыскателем или должником, осуществляет свои права и исполняет обязанности в исполнительном производстве самостоятельно. Судебный пристав-исполнитель вправе в этом случае привлечь для участия в исполнительном производстве законного представителя несовершеннолетнего или представителя органа опеки и попечительства.

Несовершеннолетний, имеющий полную дееспособность, осуществляет свои права и исполняет обязанности в исполнительном производстве самостоятельно.

В случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга и другое) судебный пристав-исполнитель на основании судебного акта, акта другого органа или должностного лица производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником. Для правопреемника все действия, совершенные до его вступления в исполнительное производство, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для стороны исполнительного производства, которую правопреемник заменил.

Представительство

Гражданин участвует в исполнительном производстве лично или через представителей. Личное участие гражданина в исполнительном производстве не лишает его права иметь представителя. Если по исполнительному документу на должника возложены обязанности, которые он может исполнить только лично, то должник не вправе действовать через представителя.

Участие организации в исполнительном производстве осуществляется через ее органы или должностных лиц, которые действуют в пределах полномочий, предоставленных им федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или учредительными документами, либо через иных представителей.

Полномочия руководителей организаций и органов, действующих от их имени, подтверждаются представленными ими судебному приставу-исполнителю документами, удостоверяющими их служебное положение, а также учредительными и иными документами.

Доверенность, выдаваемая от имени организации другому лицу, должна быть подписана руководителем или иным уполномоченным на то лицом и скреплена печатью организации.

Полномочия законных представителей граждан подтверждаются представленными ими судебному приставу-исполнителю документами, удостоверяющими их статус.

Полномочия представителя, являющегося соучастником в исполнительном производстве, могут быть определены в заявлении, поданном представляемым лицом судебному приставу-исполнителю.

Полномочия представителей, не указанных выше, в том числе адвокатов, на совершение действий, связанных с осуществлением исполнительного производства, удостоверяются доверенностью, выданной и оформленной в соответствии с федеральным законом, а в случаях, установленных международным договором Российской Федерации или федеральным законом, — иным документом.

Права и законные интересы несовершеннолетних, недееспособных граждан и граждан, ограниченных в дееспособности, в исполнительном производстве представляют их законные представители — родители, усыновители, опекуны или попечители. Законные представители обязаны представить документы, удостоверяющие их статус.

Законный представитель может поручить участие в исполнительном производстве другому лицу, выбранному им в качестве представителя.

Представителями сторон исполнительного производства не могут быть лица, не обладающие полной дееспособностью.

Судьи, следователи, прокуроры, работники (сотрудники) Федеральной службы судебных приставов и аппаратов судов не могут быть представителями сторон исполнительного производства, за исключением случаев, когда они участвуют в исполнительном производстве в качестве представителей соответствующих организаций или в качестве законных представителей сторон исполнительного производства.

Законные представители совершают от имени недееспособных граждан и граждан, ограниченных в дееспособности, все действия, право на совершение которых принадлежит указанным гражданам, с ограничениями, установленными федеральным законом.

Представители сторон исполнительного производства вправе совершать от их имени все действия, связанные с исполнительным производством, если иное не установлено ФЗ «Об исполнительном производстве».

В доверенности, выданной представителю стороной исполнительного производства, должны быть специально оговорены его полномочия на совершение следующих действий:

1) предъявление и отзыв исполнительного документа;

2) передача полномочий другому лицу (передоверие);

3) обжалование постановлений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя;

4) получение присужденного имущества (в том числе денежных средств и ценных бумаг);

5) отказ от взыскания по исполнительному документу;

6) заключение мирового соглашения.

При совершении исполнительных действий стороны исполнительного производства или судебный пристав-исполнитель могут пригласить переводчика. Переводчиком может быть дееспособный гражданин, достигший возраста восемнадцати лет, владеющий языками, знание которых необходимо для перевода.

Переводчик в исполнительном производстве

Решение о назначении переводчика оформляется постановлением судебного пристава-исполнителя.

Должнику или взыскателю, которому необходимы услуги переводчика, судебный пристав-исполнитель предоставляет срок для его приглашения. Если должник или взыскатель не обеспечит участие переводчика в указанный срок, то судебный пристав-исполнитель назначает переводчика по своему усмотрению.

Переводчик имеет право на вознаграждение за выполненную работу. Выплаченное ему вознаграждение относится к расходам по совершению исполнительных действий.

Понятые в исполнительном производстве

Участие понятых обязательно при совершении исполнительных действий и применении мер принудительного исполнения, связанных с вскрытием нежилых помещений и хранилищ, занимаемых должником или другими лицами либо принадлежащих должнику или другим лицам, жилых помещений, занимаемых должником, осмотром имущества должника, наложением на него ареста, а также с изъятием и передачей указанного имущества. В других случаях понятые приглашаются по усмотрению судебного пристава-исполнителя.

В качестве понятых могут быть приглашены любые дееспособные граждане, достигшие возраста восемнадцати лет, не заинтересованные в исходе исполнительного производства, не состоящие с лицами, участвующими в исполнительном производстве, в родстве или свойстве, а также не подчиненные и не подконтрольные указанным лицам. Количество понятых не может быть менее двух.

Специалист в исполнительном производстве

В качестве специалиста (специалистов) для участия в исполнительном производстве по инициативе судебного пристава-исполнителя или по просьбе сторон исполнительного производства может быть привлечено не заинтересованное в исходе исполнительного производства лицо, обладающее специальными знаниями, о чем судебным приставом-исполнителем выносится постановление.

Сотрудники органов внутренних дел в исполнительном производстве

Сотрудники органов внутренних дел в пределах предоставленных им федеральным законом полномочий оказывают содействие судебным приставам-исполнителям в ходе исполнительного производства, в том числе при осуществлении розыска должника, его имущества или розыска ребенка, в порядке, установленном совместным нормативным правовым актом федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по нормативно-правовому регулированию в сфере юстиции, и федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел.

Источник: https://juristic.pro/ispolnitelnoe-proizvodstvo/lica-uchastvuyushhie-v-ispolnitelnom-proizvodstve.html

О защите прав третьих лиц в исполнительном производстве

Третьи лица в исполнительном производстве

В судебной и арбитражной практике последних лет нередки случаи, когда при осуществлении функции по своевременному и эффективному исполнению вступивших в законную силу судебных актов судебный пристав-исполнитель сталкивается с проблемой обращения взыскания на имущество третьих лиц, не привлекавшихся судом к участию в деле при рассмотрении спора по существу.

Типичным примером тому могут служить достаточно распространенные в настоящее время споры об изъятии земельных участков при ликвидации рынков либо смене собственника (арендатора) земельного участка, на котором находится имущество третьих лиц.

Если при рассмотрении спора по существу в суде вопрос о принадлежности такого имущества не рассматривался (например, когда собственники имущества неизвестны либо по каким-то причинам не заявили своих правопритязаний на данное имущество), судебный пристав-исполнитель неизбежно столкнется с коллизией, возникающей между нормами об обязательности судебных актов и нормами, провозглашающими незыблемость права собственности и неприкосновенность собственности.

В этой связи небезынтересно проанализировать отдельные положения действующего законодательства, а также обратиться к сложившейся (впрочем, не всегда однозначной) практике арбитражных судов по данному вопросу.

Так, при получении исполнительных документов судебный пристав должен выполнить две равноважные задачи: с одной стороны, правильно и своевременно исполнить судебный акт, а с другой – защитить нарушенные права, свободы и законные интересы граждан и организаций.

При этом, определяя задачи исполнительного производства, законодатель не указывает, что в процессе исполнения судебного акта защите подлежат лишь права взыскателя, и совершенно очевидно, что защите и охране подлежат права и законные интересы всех участвующих в исполнительном производстве лиц.

Представляется также, что норма о защите прав, свобод и законных интересов распространяет свое действие в том числе и на лиц, формально не являвшихся участниками судебного разбирательства, по результатам которого выдан исполнительный лист, и, следовательно, не являющихся участниками исполнительного производства, возбужденного судебным приставом на основании такого исполнительного листа.

Коль скоро корреспондирующие нормам статей 6 и 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года положения Конституции Российской Федерации гарантируют государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина (статьи 45, 46) и не признают действенной защиту нарушенных прав, если судебный акт своевременно не исполняется (статьи 1, 15, 17, 18, 52, 53, 55, 71), судебный пристав-исполнитель, следуя задаче быть результативным в достижении целей исполнительного производства, обязан все же исключить вероятность нарушения своими действиями прав любых граждан и организаций.

Исходя из справедливой позиции Европейского суда по правам человека, право на судебную защиту стало бы иллюзорным, если бы правовая система государства позволяла, чтобы окончательное, обязательное судебное решение оставалось недействующим к ущербу одной из сторон; исполнение решения, вынесенного любым судом, должно рассматриваться как неотъемлемая часть суда .

Решение Европейского суда по правам человека от 19.03.1997 по делу “Хорнсби против Греции” (Hornsby v. Greece).

Развивая этот немаловажный тезис, положения частей 1 и 2 статьи 16 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) устанавливают обязательность вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов для органов государственной власти, иных органов и организаций, должностных лиц и граждан.

Как известно, судебные акты подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации, а за их неисполнение АПК РФ и другими федеральными законами предусмотрена ответственность.

Приведенные положения статьи 16 АПК РФ призваны обеспечить обязательное исполнение принятых арбитражными судами судебных актов и, соответственно, восстановить нарушенные права лиц, обратившихся в суд за их защитой.

Как следует из статьи 318 АПК РФ, судебные акты арбитражных судов приводятся в исполнение после вступления их в законную силу (за исключением случаев немедленного исполнения) в порядке, установленном АПК РФ и иными федеральными законами.

В то же время часть 1 статьи 77 Федерального закона от 02.10.

2007 N 229-ФЗ “Об исполнительном производстве” (далее – Федеральный закон “Об исполнительном производстве”) предусматривает, что обращение взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц, производится на основании судебного акта, за исключением обращения взыскания на денежные средства, находящиеся на счетах, во вкладах или на хранении в банках и иных кредитных организациях, обращения взыскания на ценные бумаги и денежные средства должника, находящиеся у профессионального участника рынка ценных бумаг, и исполнения судебного акта, содержащего требование о наложении ареста на имущество должника.

Логично предположить, что в отсутствие соответствующего судебного акта любые действия судебного пристава-исполнителя в отношении третьего лица и его имущества являются не соответствующими Федеральному закону “Об исполнительном производстве” и нарушают права и законные интересы такого лица.

В этом случае наиболее важным средством защиты прав в исполнительном производстве следует признать право третьего лица обжаловать действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя.

Как правило, требования заявителя по данной категории дел сводятся к оспариванию действий судебного пристава-исполнителя в целях признания их незаконными. Однако практика показывает, что далеко не всегда результаты такого обжалования сами по себе удовлетворяют заявителя.

Так, в некоторых случаях заявитель не может надлежащими средствами и способами доказывания убедить суд в том, что имущество, на которое обращено взыскание либо которое изъято судебным приставом во исполнение судебного акта, в действительности принадлежит ему. В такой правовой ситуации суду необходимо установить действительного собственника спорного имущества и, в случае если заявитель таковым не является, отказать в удовлетворении его требований.

Спорной с точки зрения судебной практики является ситуация, когда принадлежность имущества, находящегося, например, на подлежащем передаче взыскателю земельном участке, определить невозможно или затруднительно.

И тогда возникает вопрос: какие правомерные и необходимые действия должен предпринять судебный пристав-исполнитель для реализации одновременно стоящих перед ним задач как своевременного исполнения судебного акта, так и защиты прав и законных интересов собственника? Обязан ли судебный пристав-исполнитель при обнаружении имущества, принадлежность которого не установлена, но которое при этом не принадлежит должнику, обратиться в суд, выдавший исполнительный лист, и если обязан, то в порядке какой статьи (Арбитражный процессуальный кодекс Статья АПК РФ)? Однозначного и четкого ответа на этот вопрос законодатель не дает, что в итоге порождает и неоднозначность правовых позиций судов.

Кроме того, представляется, что указанная ситуация не в полном смысле укладывается и в диспозицию статьи 77 Федерального закона “Об исполнительном производстве”, поскольку в формально-юридическом смысле речь в ней идет об имуществе должника, находящемся у третьих лиц, в то время как в изложенном примере ситуация иная: имущество неустановленных третьих лиц находится на земельном участке, принадлежащем должнику, либо на участке, подлежащем передаче взыскателю. При этом именно размещение такого имущества, а не поведение должника фактически препятствует совершению исполнительных действий судебным приставом.

Характерными примерами таких споров могут служить дела N А24-633/2013, А24-636/2013, А24-4503/2012 и другие, по которым суды сделали выводы: в одном случае – о неправомерности действий судебного пристава-исполнителя, в других – об отсутствии оснований для признания действий судебного пристава незаконными. Однако в деле, по которому суд принял решение в пользу третьего лица и признал действия судебного пристава-исполнителя незаконными, заявитель представил надлежащие доказательства своего права собственности на изъятое судебным приставом имущество.

В двух же других делах доказательства наличия у заявителей права собственности, которые бы отвечали требованиям, предъявляемым к доказательствам в арбитражном процессе, суду представлены не были.

В этой связи суды и пришли к выводу об отсутствии нарушения прав заявителей действиями судебного пристава-исполнителя как одного из необходимых оснований для их признания незаконными по смыслу части 1 статьи 198 АПК РФ.

Очевидно, однако, что во всех описанных ситуациях судебных споров, возможно, удалось бы избежать в случае выполнения судебным приставом надлежащих действий по установлению собственников спорного имущества до начала осуществления с этим имуществом исполнительных процедур.

И такие ситуации не являются исключительными, напротив, подобных споров в арбитражной практике немало, и тем не менее устоявшегося и однозначного подхода к оценке действий судебного пристава, учитывающего баланс частных и публичных интересов, судами пока не выработано, хотя уже определились две наиболее вероятные позиции по разрешению описываемой правовой коллизии.

[B=63]

Так, одним из вариантов ее разрешения может стать обращение судебного пристава-исполнителя в арбитражный суд, выдавший исполнительный лист и, соответственно, принявший исполняемый приставом судебный акт, с заявлением в рамках дела, по которому исполнительный лист выдан, о том, что на изымаемом земельном участке им обнаружено имущество, принадлежащее третьему лицу, не привлеченному к участию в деле, что делает невозможным или затруднительным исполнение решения суда.

Суд, получив такое заявление, назначает дату судебного разбирательства и уведомляет о нем как лиц, участвующих в деле, так и третье лицо, которому принадлежит спорное имущество, после чего в судебном заседании определяет порядок исполнения вступившего в законную силу судебного акта с учетом выявленных в ходе его исполнения обстоятельств.

Однако можно предположить, что при практической реализации такого подхода может встать вопрос о непривлечении лица, которому принадлежит спорное имущество, к участию в деле при рассмотрении его по существу, что, согласно пункту 4 части 4 статьи 270 АПК РФ , является безусловным основанием для отмены вступившего в силу судебного акта.

Результатом такой отмены станет повторное рассмотрение дела по существу, но уже с привлечением к участию в деле владельца спорного имущества, что, разумеется, потребует значительного времени, а кроме того, вполне вероятно, повлечет и новые иски, в том числе с требованиями о возмещении вреда и пр.

Другой подход к разрешению вышеописанной спорной ситуации состоит в том, что в случае обнаружения на изымаемом земельном участке имущества, принадлежащего третьему лицу, не привлеченному к участию в деле, судебный пристав-исполнитель уведомляет об этом не суд, а взыскателя по исполнительному производству.

И тогда именно взыскатель, безусловно являющийся лицом, наиболее заинтересованным в скорейшем исполнении вынесенного в его пользу решения суда, получает право определить, какой способ обеспечения своих законных интересов он сочтет наиболее выгодным и процессуально эффективным. И именно взыскателю в этом случае будет принадлежать право определять дальнейший способ исполнения решения суда, будь то обращение с самостоятельным иском к владельцу имущества либо иные процессуальные действия на его усмотрение в рамках исполнительного производства.

Второй вариант разрешения спорной ситуации представляется наиболее верным как с точки зрения практической реализации гарантированной законом защиты прав и законных интересов участников исполнительного производства и владельцев спорного имущества, так и с точки зрения обеспечения обязательности вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов.

Кроме того, в результате реализации данного подхода, вероятнее всего, не последует отмены вступившего в силу решения суда в связи с его вынесением без привлечения к участию в деле лица, чьи права затронуты этим судебным актом.

Не отрицая в целом необходимость осуществления судебного контроля над деятельностью судебных приставов, хочется все же отметить, что предоставленная судебным приставам известная самостоятельность при совершении исполнительных действий, рассматриваемая, как отмечалось выше, Европейским судом по правам человека как часть суда, и позволяет судебным приставам проявлять инициативу, в том числе и при установлении собственников имущества, являющегося предметом исполнительных действий, и при выборе способа исполнения судебного акта с использованием одного из вышеуказанных подходов.

И в случае надлежащей реализации этой функции судебный пристав-исполнитель сможет наиболее эффективно совмещать и реализовывать выполнение таких задач исполнительного производства, как правильное и своевременное исполнение судебного акта и защита прав и законных интересов граждан и организаций.

О журнале «Арбитражные споры»

Журнал выпускается с 1998 года и является официальным вестником Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа. Каждый выпуск журнала (а выходит он раз в квартал) — это ценный сборник серьезных тематических статей, авторами которых становятся судьи ФАС СЗО, а также юристы — теоретики и практики.

«Арбитражные споры» родился как совместный проект суда и коммерческой компании «КАДИС» и он стал значительным шагом навстречу открытости арбитражной системы России. Уже почти 20 лет это издание знакомит широкий круг специалистов с судебной практикой ФАС СЗО, мнением судей по тем или иным вопросам. Обзоры судебных дел по интересным тематикам — одни из самых востребованных материалов журнала.

«Арбитражные споры» – это второй совместный проект «КАДИС» и суда. Первым стала первая в России разработка справочной базы данных по судебным арбитражным решениям округа — в рамках семейства системы Консультант Плюс.

Источник: https://ppt.ru/news/135952

16. Понятие и виды представительства

Третьи лица в исполнительном производстве

Гражданинучаствует в исполнительном производствелично или через представителей. Личноеучастие гражданина в исполнительномпроизводстве не лишает его права иметьпредставителя.

По достижении возраста18 лет граждане могут осуществлять своиправа и исполнять обязанности висполнительном производстве самостоятельноили через представителей.

Если поисполнительному документу на должникавозложены обязанности, которые он можетисполнить только лично, то должник невправе действовать через представителя.

Выделяютнесколько видов представительства:

  • Законноепредставительствовозникает в отношении недееспособных граждан и граждан, ограниченных в дееспособности. Права и охраняемые законом интересы таких сторон в исполнительном производстве защищают законные представители— их родители, усыновители, опекуны или попечители, которые представляют документы, удостоверяющие их статус.

Праваи обязанности несовершеннолетнего ввозрасте до четырнадцати лет осуществляетв исполнительном производстве егозаконный представитель (ст. 51 Закона).

  • Уставное представительствовозникает в отношении юридических лиц и их органов, выступающих сторонами исполнительного производства.

Организацииучаствуют в исполнительном производствечерез свои органы или должностных лиц,которые действуют в пределах полномочий,предоставленных им законами, иныминормативными правовыми актами илиучредительными документами, либо черезпредставителей указанных органов идолжностных лиц. Уставными представителямивыступают руководители организации(органа). Такие представители для допускаих в исполнительное производство обязаныиметь документы, подтверждающие ихслужебное положение, а также учредительныеи иные документы.

  • Договорное представительствовозникает на основании договора. Полномочия такого представителя подтверждаются доверенностью.

    Договорной представитель имеет право на совершение от имени представляемого всех действий, связанных с исполнительным производством. Однако ч. 3 ст.

     57 Закона указывает ряд полномочий, которые должны быть особо оговорены в доверенности, при отсутствии их прямого закрепления в доверенности, договорной представитель не может совершать указанные в статье действия.

Представителямисторон исполнительного производстване могут быть лица, не обладающиеполной дееспособностью.

Судьи,следователи, прокуроры, работники(сотрудники) Федеральной службы судебныхприставов и аппаратов судов не могутбыть представителями сторон исполнительногопроизводства, за исключением случаев,когда они участвуют в исполнительномпроизводстве в качестве представителейсоответствующих организаций или вкачестве законных представителей сторонисполнительного производства.

17. Третьи лица в исполнительном производстве

Бываютне только лица, непосредственноучаствующих в исполнительном производстве,но и иные(третьи) лиц, чьи права и законные интересымогут быть затронуты действиями судебногопристава-исполнителя при проведенииисполнительных действий.

Иначе говоря, этоте лица, которые могут иметь какой-либоматериально-правовой и (или) процессуальныйинтерес по отношению к должнику, либок его имуществу, но наряду с этим могутне иметь ни юридической, ни какой либодругой заинтересованности в самомисполнительном производстве, и при этомне являются стороной исполнительногопроизводства – третьи лица в исполнительномпроизводстве.

Ихправовой статус до настоящего временив необходимой мере не определен. Неявляясь стороной в исполнительномпроизводстве, данные лица не имеютзаконных оснований для получения актаописи и ареста имущества, не говоря ужео возможности ознакомления с материаламиисполнительного производства.

Основнымкритерием выделения третьих лиц средидругих субъектов исполнительногопроизводства является цель их участияв исполнительном производстве – аименно: защита своих законных прав иинтересов.Отсюда следует не менее важный критерийвыделения третьих лиц – ихправа и интересы затрагиваются лишь врезультате действий судебногопристава-исполнителя, т.е.

в процессеисполнения требований конкретногоисполнительного документа. Наиболее важным средством защиты правв исполнительном производстве являетсявозможность обжалования действий(бездействия) судебного пристава-исполнителяи право подачи исков об освобожденииимущества от ареста и исключении егоиз описи.

Федеральный закон № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»содержит ст. 119 «Защита прав других лицпри совершении исполнительных действий»,однако, на практике, каким-либо образомповлиять на действия судебногопристава-исполнителя третье лицопрактически не может.

Думается, чтоправовое положение третьих лиц висполнительном производстве должносоответствовать правовому положениюдолжника и взыскателя имеющих целыйкомплекс прав, принадлежащих в равнойстепени обеим сторонам при совершенииисполнительных действий.

При этом,безусловно, необходимо исключить праваи обязанности присущие непосредственнодолжнику и взыскателю, которые связаныс возбуждением, развитием и прекращениемисполнительного производства. Третьилица должны обладать своим определеннымстатусом в процессе исполнительногопроизводства, который обеспечитиспользование необходимого наборавнутриотраслевых процессуально-правовыхсредств воздействия.

Источник: https://studfile.net/preview/2463407/page:13/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.